Творчество студентов-филологов!

Наш факультет полон талантливыми студентами. Одним из таких студентов является Зубаирова Индира, магистрантка 2 года обучения. Индира- молодой поэт, руководитель проектов «Поэтическая пятёрка», «Жемчужина поэзии» и «Счастье по талонам», а также руководитель благотворительного объединениям «Добрый ёжик». Работает в Театре Оперы и балета РД помощником режиссёра.
Хотелось бы представить ее произведения.

***
Средь чужих пристроившихся хат
Проживает жизнь свою упрямо —
Помнится (средь детских моих дат)
Женщина, что называли — «Мамой»

Помнятся глаза. Субботний день
Где белье купается в саргъасе*.
Над ребёнком (мысли чьи на марсе),
Нависала злобно её тень.

Где весною расцветает сад,
Не сидят с семьей за чашкой кофе
Тот очаг сподобился  голгофе
И стучит по окнам грозно град.

Средь родных пристроившихся хат
Проживая жизнь свою упрямо
Молчалива кровная мне Мама
И не знать по счёту, сколько дат.

*саргъас — железный большой тазик (с аварского яз.)

***
Забывайте в гостиной ключи,в крайнем шкафчике шарфик и тени —
потому, что февраль так дождлив. Потому, что январь был весенний

Хлопнуть дверью! Но прежде, прошу — не забудьте забыть про очки
Обратиться нахмурясь к тому, кто не станет давать вам ключи

Но очки неуклюже посадит на простуженный горечью нос.
и с улыбкой нежною глянет на гербарий из желтых роз

Не пускайте по трещинам тон. Разместитесь на тумбе и может
Прозвучит то ли свист, то ли звон. После чайный сервиз потревожив,

Захохочут влюбленные два. Восхваляя случайности жизни.
— Это ты перепрятал шарф? — Точно так же, как ты мой свитер.

***
Быть может я теряю веру в вас
Великое и то, что всех могучей
я стала ивой, ивою плакучей
средь миллионов празднующих глаз.

Быть может вы теряете меня ?
при каждом том падении и взрыве
где эхо разбегается в бессилии
где отрекаюсь, искренне любя?

Быть может, что напрасны все скитания
и чувства, и слова и каждый шаг,
и мой (возможно и не мой) очаг —
Мне не подарит нужного свидания

Быть может я теряю веру в вас
когда душа разорвана на части
а жизнь сдаётся без моих участий
и провожают миллионы глаз.

Мальчик в платьице
(Рассказ)
Под завалом старого хлама и того, что раньше называли «деревянные ящики» снимали жилье щенки. Помнится, что были только щенки. Ни матери их, что перетаскивала бы их в пасти, ни отца, что лежал бы надменно и нет-нет фыркал, намекая на сохранения его спокойствия.  Самостоятельные и беззащитные. Девочка лет пяти бегала за ними и тревожила хлам, пока тянулась в его глубь и на ощупь вытягивала щенков на свет. На этот раз ей удалось вытянуть Куки — милейший из тех, что остались в тени под завалом. Сероватой шерсти, которая подобна пуху, до блеска вылизанные лапки и бровки домиком. Только она начала с ним играть как вдруг из другого конца двора донёсся разговор

— Отойди! Не мешай!

— Да заливай уже! (нетерпеливо просит другой)

-Рано. Густо ведь. Не возьмет. – утверждает первый. Она поняла, что это был Али.
Пока она поймет, с кем ведет диалог Али, щенок перелизал её ладонь и вернул её внимание к себе. Она опустила на землю щенка и помчалась на парусах любопытства и догадок, наверняка зная — её участие её необходимо. Как и следовало ожидать, в земле подготовлена формочка, очень аккуратная, так умел только Али.  Над ним нависает тень Магомеда, который ждет пока на маленьком костре плавится свинец. Что-то коснулось её ноги.

-Пошёл! — очень злыми и пустыми чувств буквами, Али набросился на щенка, который пытался заигрывать со мной.

Али не любил животных… она знала Тень девочки   бежала впереди неё, пока она относила щенка к его домику. Она провела в нескольких строчках поучительную беседу щенку о том, что её брат может его обидеть и лучше ему побыть тут. На её «-Я скоро вернусь!» он лишь жалостливо заскулил.

Пока она вернется к Али и Магомеду формочка была уже залита. Магомед все так же нависал своей тенью и держал в руках кувшин, которым он поливал фигурку. Она в ожидании чуда присела на корточки и переключала взгляд между формочкой, Али и Магомедом.

— Муслиму бы понравилось (подумала она)

— А вот и нет (возразил Али, вновь изображая пустоту на лице)
Оказалось, она мыслит громко… странно для её пяти лет.

Ей стала понятна реакция Али. Муслим мог спать сутками, следовательно, не принимал никакого участие в их играх, хулиганстве и даже самые яркие трапезы проходили без него. А были эти трапезы яркими редко, потому что год шел 1998, и Мать их растила в одиночку. Старший сын Абубакар служил в армии, следующим по убыванию годометра шёл Али, за ним Муслим, потом Магомед и она – маленькая Ашура, которую назвали в честь про-бабушки.

Ашуре вдруг вспомнилось, что был день, когда Муслим отрекся от дневного сна и уделил им внимание. День этот был дождливым. Они бегали по лужам в поисках опоры чтобы оторваться от земли. И один за другим, в малом промежутке минут, а порой и секунд повторяли одну и ту же фразу «ты – лова».

Нет-нет во дворе появлялась тётя Асият, на которою была возложена ответственность за них, как и сейчас, Али и Магомед работают над свинцовой формочкой, а Ашура всё так же на корточках наблюдает за процессом. Тетя Асият с другого конца двора бросит несколько слов отмечая своё присутствие, нахмурит брови козырьком и качая указательным пальцев словно маятник обозначит, что «-Я за вами слежу! Не шалите». А потом вновь удалиться из-за их двора, в сторону своей калитки. Это происходило изо дня в день, потому никто не заметит, как она ушла и приходила ли вовсе.

Комментарии и оценки закрыты.

.